jav-pop.net

Облако тегов

Прабхупада-радио

Веда-радио

Господь Чайтанья наносит поражение КазиВсем Своим преданным Господь Чайтанья повелел ежедневно совершать санкиртану, каждый в своем доме. Почти все жители Навадвипы были вайшнавами. Они с радостью выполнили повеление Господа. В каждом доме звучали слова:

ХАРАЕ НАМА КРИШНА ЯДАВАЯ НАМАХ
ГОПАЛА ГОВИНДА РАМА ШРИ-МАДХУСУДАНА

А после этой известной молитвы вайшнавы запевали Харе Кришна маха-мантру. Так началось всеобщее движение санкиртаны Господа Чайтаньи. В Навадвипе не было слышно никакого иного звука, кроме возгласов: "Хари! Хари!" под мерные удары мриданги и звон караталов. Город утопал в океане любви к Кришне.

В те далекие времена Бенгалией правил мусульманский шах Наваб Хуссейн Шах. Он, как в последствие и его сын, славился своей жестокостью. Многих индусов он заставлял принимать мусульманство. Обряд обращения был до смешного прост: достаточно было трижды брызнуть на тело индуса водой, чтобы его уже считали мусульманином. Тех же, кто не хотел отказываться от своей веры, преследовали. Им было запрещено проводить свои религиозные обряды: служить алтарю, петь ведические гимны, совершать жертвоприношения полубогам и Господу Вишну. В Навадвипе тоже жило немало мусульман, а самим городом управлял наместник Хуссейн Шаха, которого звали Чхан Кази.

 

Но вдруг Навадвипа проснулась от тяжелого сна, повсюду в городе звучала Харе Кришна маха-мантра. Кое-кому из мусульман это не нравилось, и они подали жалобу правителю города, Кази. Тот был очень разгневан. Он дождался вечера и вышел в город. Во всех домах уже звучала вечерняя киртана. Неожиданно у кого-то из преданных Господа Чайтаньи в доме появился управляющий городом Чхан Кази. Он был очень сердит. Киртана прервалась, потому что кази выхватил мридангу и разбил ее.

- Вы так долго не вспоминали о своей вере! - вскричал он. - Что же случилось? Что на вас нашло, что вы поете с таким воодушевлением? Вы, видно, совсем не боитесь указов Шаха. Могу ли я узнать, кто подбивает вас на это?!

Я запрещаю санкиртану на улицах города, - закончил Кази. - На этот раз я вас прощаю, но если еще увижу кого-нибудь на киртане, я сурово накажу его. И попробуйте ослушаться - я не только отниму у вас все имущество, но и обращу вас в мусульманство!

С этими словами Кази вернулся домой. Люди были перепуганы угрозами Кази и сразу побежали к Господу Чайтанье Махапрабху. Выслушав их рассказ, Господь Чайтанья приказал:

- Сейчас же идите на санкиртану! И ничего не бойтесь! Сегодня Я накажу всех мусульман!

Обрадованные вайшнавы разошлись по домам. Повсюду снова зазвучало воспевание святого имени. Но беспокойство и тревога все еще оставались в сердцах людей. Они знали, что управляющий городом не преминет исполнить свои обещания. И тогда Господь Чайтанья, хорошо понимая, какая тяжесть сейчас на сердце Его преданных, созвал их всех вместе и объяснил:

- Сегодня вечером Я пройду с санкиртаной по всей Навадвипе! Украсьте город. Зажгите факелы и осветите каждый дом. Ничего не бойтесь - Я покровительствую всем вам. Посмотрим, осмелится ли Кази прервать нашу киртану!

Наступил вечер. Господь Гаурасундара собрал всех преданных в три группы. В первой группе танцевал Тхакура Харидаса. В средней с великим ликованием танцевал Адвайта Ачарья. Сам же Господь Гаурасундава вместе с третьей группой преданных замыкал шествие. Рядом с танцующим Чайтаньей шел Нитьянанда Прабху.

Громко воспевая святые имена Господа, преданные обошли всю Навадвипу. Они не пропустили ни одного угла и закоулка, ни одного, даже самого темного и глухого места. И вот, наконец, они достигли дома Чхана Кази. В считанные минуты у дома Кази собралась гневно рокочущая толпа. Люди чувствовали защиту Господа Чайтаньи и уже ничего не боялись. Рев толпы все нарастал. Перепуганный Кази укрылся в глубине своего дома. Но и туда долетали звуки маха-мантры и гневные выкрики людей. Пришло время расплатиться за нанесенные обиды. Наиболее отчаянные из толпы уже принялись разрушать цветник и крушить прилегающие к дому постройки. Но тут к ним подошел Господь Чайтанья Махапрабху. В отличие от Своих разгневанных и кричащих последователей Он был совершенно спокоен, рассудителен и миролюбив. Не входя в дом, Он присел у дверей и послал нескольких всеми уважаемых горожан пригласить Чхана Кази на встречу.

Прошло немного времени, и на пороге дома появился Кази. Он шел медленно с низко опущенной головой. Господь приветливо встретил его, оказал все знаки почтения и усадил рядом с Собой. Очень доброжелательно Господь сказал:

- Я пришел в твой дом, как гость. Почему же ты спрятался при виде Меня? Разве так встречают гостей?

- Но ведь Ты пришел в мой дом очень сердитым! - ответил Чхан Кази. - И я дал Тебе время немного успокоиться. Для меня великая радость принять в своем доме такого гостя, как Твоя Светлость! Хотя мы разной веры, но мусульмане и индусы всегда дружили между собой, ведь мы живем бок о бок. Я всегда почитал Ниламбара Чакраварти, Твоего деда, как родного дядю. Поэтому Ты мне, на самом-то деле, племянник. Узы дружбы сильнее, чем кровное родство.

Когда племянник очень сердит, дядя хранит молчание, а когда дядя наносит какую-либо обиду племяннику, племянник не должен слишком строго судить его за это.

Так началась беседа Кази и Господа Чайтаньи. Они хорошо понимали друг друга, хотя никто из посторонних беседы их не понимал.
 
- Мой дорогой дядя, - сказал Господь Чайтанья. - Я пришел, чтобы задать тебе несколько вопросов.

- Да, конечно, - ответил Кази. - Я тоже хочу, чтобы Ты поделился Своими мыслями.

- Ты пьешь коровье молоко, - начал Господь, - поэтому корова тебе - мать. Бык дает тебе зерно, без которого ты не смог бы поддерживать свою жизнь. Значит, он тебе - отец. Раз это твои отец и мать, как ты можешь убивать их и есть это мясо? Какая религия этому учит? Как ты не боишься разгневать Бога столь греховными поступками?

- Ты следуешь Ведам и Пуранам, - отвечал Господу Кази, - подобно этому, у нас свое священное писание - Коран. Согласно Корану, у людей есть два пути продвижения: можно потакать желанию наслаждаться, а можно бороться с этим желанием. Если принять второй путь и отказаться от удовольствий, то убийство животных, безусловно, великий грех. Но в обычной жизни очень трудно избежать убийства коров, потому что люди гонятся за материальными наслаждениями. Многие даже не понимают, как можно жить без мяса! Но если делать это, придерживаясь писаний, в этом нет ничего дурного.

Кази был очень образованным человеком. Он кое-что знал из Вед и бросил вызов Шри Чайтанье Махапрабху:

- В Ведах тоже есть указание убивать коров, - сказал он, - именно поэтому великие мудрецы прошлого совершали  жертвоприношения, на которых убивали коров.

Чайтанья Махапрабху немедленно ответил:

- Веды очень ясно говорят о том, что коров нельзя убивать. Поэтому каждый индус, даже самой низкой касты, никогда не примет участия в убийстве коровы. Он никогда не коснется ее мяса и не будет торговать им на рынке, потому что это равносильно участию в убийстве.

В Ведах и Пуранах говорится, что человек может убить животное только в том случае, если он способен даровать этому животному более высокое рождение в следующей жизни. Поэтому великие мудрецы иногда приносили в жертву старых коров, и силой ведических мантр давали им более высокое рождение. Дать возможность таким старым и больным животным переродиться - это величайшее благо, но никак не убийство.

Мудрецы древности были очень могущественными брахманами. Благодаря своим высоким духовным качествам они могли творить чудеса. В их устах ведические мантры обретали необычайную силу. Но теперь на земле царит Кали-юга, и таких брахманов уже нет. Поэтому убийство коров и быков в наш век категорически запрещено.

Ты - мусульманин, Мой дорогой дядя, поэтому у тебя нет необходимых брахманических качеств. Ты не в силах дать убиваемым животным новую жизнь. Но раз ты продолжаешь убивать их, то делаешь это сознательно. Поэтому у тебя одна дорога - в ад, и нет шансов обрести освобождение. Убийцы коров обречены гнить в аду много тысяч лет, столько же, сколько волосков на теле коровы.

Господь Чайтанья продолжал:

- В твоих писаниях много ошибок. Люди, которые составили их, не знали всего о Боге, Абсолютной Истине. Прочти их внимательно, и ты увидишь, что в них содержатся указания, которые очень трудно принять разумным людям.

Чхан Кази молча слушал Господа Чайтанью. Он был словно оглушенный громом. Когда Господь кончил говорить, он попытался возразить Ему, но не смог выговорить ни слова. Наконец, он понял свое поражение и сказал:

- Мой дорогой Нимай Пандит, Твои слова совершенно правильны. В них нет и тени лжи. Да, наши писания появились совсем недавно. Они изложены туманно, в них нет стройного рассказа или глубоких выводов. Их действительно трудно понимать.

Я знаю, что наши писания полны фантастических и ошибочных идей, но все же я принимаю их. Я мусульманин, и мой долг - следовать Корану. Хотя его доводы мало помогают в жизни. Наверно, это справедливо. Основы и доводы, которые содержатся в писаниях мясоедов, нездоровы.

Господь улыбнулся в ответ на слова Кази:

- Мой дорогой дядя, - сказал Он, - теперь Я хочу задать тебе другой вопрос. Но только, прошу тебя, скажи правду и не пытайся Меня обмануть.

В твоем городе все повторяют святое имя Господа Хари, Харе Кришна маха-мантру. Повсюду раздается громкая музыка, люди воспевают святое имя и танцуют на улицах города и во дворах. Все это создает много шума. Ты - глава города и, как мусульманин, имеешь право запретить киртаны. Но, за исключением самого первого случая, ты ни в чем не препятствуешь нам. И Я не в силах понять - почему?

- Все называют Тебя Гаурахари, - сказал Кази, - позволь мне тоже называть Тебя этим именем. Будь милостив и выслушай меня, о Гаурахари. Но то, что я хочу сказать Тебе, не касается посторонних ушей. Давай уйдем в другое место, и я объясню Тебе причину.

- Все эти люди - мои близкие спутники, - возразил Господь, - ты можешь смело говорить при них. Тебе нечего бояться.

- Когда я пришел в дом Твоего преданного и разбил мридангу, - начал Кази, - я пригрозил всем, чтобы заставить отказаться от воспевания имени Хари. Но в ту же ночь во сне ко мне пришел свирепый лев. Это был необыкновенный лев. Тело Его было подобно человеческому, а голова - как у льва. Он громко и страшно рычал, свирепо скалился и скрежетал зубами. Вдруг Он пригнул мне на грудь! Придавив меня Своими страшными когтями, Он сказал величавым голосом:

- Я разорву тебе грудь, так же как ты разбил мридангу! Ты запретил воспевание Моего святого имени, и за это ты должен умереть!

Меня охватил жуткий страх. Весь дрожа, я закрыл глаза и стал ждать смерти. Но, видя, как я напуган, лев сказал:

- Я пришел к тебе, чтобы преподать урок. Сегодня Я помилую тебя. Твое счастье, что накануне ты не слишком обеспокоил вайшнавов. Я пощажу твою жизнь. Но если ты когда-нибудь вновь совершишь подобное, ты простишься с жизнью. Я убью тебя, твою семью и всех мясоедов!

С этими словами лев ушел. Но я был так напуган! Посмотри, вот следы от Его когтей. Они до сих пор остались у меня на груди!

И Кази показал всем свою грудь. Пораженные, люди смотрели на глубокие следы от когтей льва. Теперь все поверили его словам. А Кази продолжал:

- Я никому не рассказывал об этом. Но потом ко мне пришел один из моих слуг. Он был очень перепуган и дрожащим голосом рассказал мне: "Когда я пришел к вайшнавам и по вашему приказу запретил киртану, неожиданно пламя огня ударило мне в лицо. Я до сих пор не пойму, откуда оно взялось! Вся моя борода сгорела, а лицо покрылось волдырями". Вслед за ним стали возвращаться другие мои слуги, и каждый рассказывал то же самое. Слушая их, я еще больше перепугался. В ужасном страхе я запретил всем моим подчиненным мешать киртане и велел им смирно сидеть по домам.

Вскоре ко мне пришли мясоеды и подали жалобу:

- После вашего приказа стало очень беспокойно, - жаловались Они, - и днем, и ночью повсюду ходят группы санкиртаны, повсюду только и слышно: "Хари! Хари!" Индусы перешли все границы!

Один из жалобщиков сказал:

- Индусы все время поют: "Кришна! Кришна!" Они смеются, плачут, танцуют, падают на землю, сыпят на себя пыль. Нам надоело все время слышать: "Хари! Хари!" Если царь узнает, что ты допустил подобный беспорядок, он накажет тебя!

И тогда я спросил этих яванов-мясоедов:

- Индусы все время поют "Хари! Хари!", потому что так зовут их Бога. Но вы мусульмане! Объясните мне, почему вы то повторяете имя индусского Бога?

Они ответили, что иногда передразнивали индусов.

- У них необычные имена, - сказал мне кто-то из толпы, - кого-то зовут Кришнадаса, кого-то Рамадаса, а кого-то Харидаса. Они все время повторяют "Хари! Хари!", и я подумала, что они что-то украли.

Этот глупец перевел имя Хари как "я ворую!" Потом он сказал мне, что стоило ему лишь раз передразнить индусов, как его язык стал сам повторять "Хари! Хари!" и теперь не может остановиться.

А другой мясоед стал рассказывать:

- С того дня, как я передразнил индусов, мой язык тоже повторяет их гимн Харе Кришна. Я не знаю, что это за волшебные слова. Должно быть, все индусы - колдуны и насылают на нас какие-то чары!

Я выслушал все и приказал этим млеччхам идти по домам. Но тут ко мне пришли несколько неверующих индусов. Они стали жаловаться:

- Нимай Пандит разрушил все основы нашей религии! Он повсюду проповедует санкиртану, о который мы ничего не слышали прежде! Ни одно священное писание не говорит об этом! Мы тоже следуем обычаям и бодрствуем иногда всю ночь, участвуя в церемониях Мангалачанди и Вишахари. Конечно, на этих праздниках звучит музыка, поются гимны, люди танцуют в честь Божества. Но все это проходит не так, как делает Нимай Пандит! Никто из нас не ведет себя так безумно, как Он!

Раньше Нимай Пандит был очень хорошим мальчиком. Все любили Его. Но с тех пор, как Он вернулся из Гайи, Его поведение стало просто непредсказуемым. Теперь Он все время поет песни и хлопает в ладоши. А его последователи бьют в барабаны и караталы, создавая столько шума, что наши уши не выдерживают. Может быть, Он принимает какое-то зелье, которое делает Его таким сумасшедшим! Ведь Он то танцует и смеется, а то плачет и падает прямо в пыль, катаясь по земле. Самое ужасное, что Он заразил этим безумием всех остальных. Целые толпы людей собираются к Нему на киртану! От их шума невозможно заснуть, и мы всю ночь не смыкаем глаз. Его всегда называли Нимай, а Он взял Себе новое имя и стал звать себя Гаурахари. Он испортил религию индусов: теперь даже жалкие нищие повторяют Харе Кришна маха-мантру, а ведь это - великий грех. Из-за Него скоро опустеет вся Навадвипа. Согласно нашим писаниям, имя Бога очень могущественно. Его ни в коем случае нельзя произносить вслух. Если кто-либо услышит звук святого имени, его повторение теряет свою силу. Господин Кази, вы управляете нашим городом. Все мы, и индусы, и мусульмане, находимся под вашим покровительством. Пожалуйста, прикажите Нимай Пандиту покинуть наш город!

Я выслушал их жалобу и ответил самым любезным образом:

- Пожалуйста, возвращайтесь домой и ни о чем не беспокойтесь. Я, конечно же, запрещу движение санкиртаны Нимай Пандита.

Но теперь я знаю истину. Я знаю, что Нараяна - это Верховный Бог индусов, и я думаю, что Ты - Сам Нараяна. Сейчас я убедился в этом.

Услышав сладкие слова Кази, Шри Чайтанья улыбнулся и мягко прикоснулся к нему.

- Повторение святого имени в твоих устах свершит чудо, - сказал Господь Чайтанья, - оно освободит тебя от всех последствий твоих грехов. Этим ты совершенно очистишься. Поскольку ты произнес сразу три святых имени Господа - Хари, Кришна и Нараяна, ты, без сомнения, очень удачлив и благочестив.

От этих слов из глаз Кази потекли слезы. Он тут же склонился перед Господом Чайтаньей и коснулся Его лотосных стоп.

- Это Ты Своей беспричинной милостью очистил меня от дурных намерений. Будь благосклонен ко мне! Я молю о том, чтобы всегда быть преданным Твоей Светлости! - сказал Кази.

- Я хочу попросить тебя отдать одно очень благое распоряжение, - ответил Господь Чайтанья, - пообещай Мне, что движение санкиртаны никогда не встретит препятствий по всей Надии.

- Сколько бы поколений ни родилось в моей семье в будущем, я оставлю им это указание. Ни один из них никогда не помешает движению санкиртаны, - пообещал Кази.

Услышав это, Господь поднялся и запел: "Хари! Хари!" Все вайшнавы поднялись следом за Ним со своих мест, воспевая святое имя Господа. Чайтанья Махапрабху вернулся к Своей санкиртане, а Чхан Кази в великом ликовании последовал за Ним. Когда вайшнавы немного утомились и присели отдохнуть у кого-то во дворе, Господь попросил Кази вернуться домой. После этого и Сам сын мамы Шачи вернулся к Себе. По дороге Он все танцевал и танцевал. Так Господь Чайтанья Махапрабху проявил милость к мусульманину Кази и одарил его любовью к Кришне. И всякий, кто услышит эту историю, тоже освободится от всех грехов.

Господь Чайтанья наносит поражение Кази