jav-pop.net

Облако тегов

image2

 

Он известен как проповедник, учитель, музыкант. При рождении ему было дано имя Шон О'Нил Хобгуд. После, пройдя долгий духовный путь, он получил новое имя – Бхакти Бхринга Говинда Свами.

Говинда Свами Махараджа, известный мировой общественности проповедник, одаренный музыкант, создатель уникальной музыкальной группы, названный младший брат короля рок-н-ролла Элвиса Пресли проводит сеансы медитации, путешествует и принимает участие в открытии вегетарианских кафе по всему миру.

Именно на открытии ведического кафе в Казани журналисту веб-издания «Казань24» удалось встретиться с известным гуру и задать ему несколько вопросов.

- Вы помните, когда открыли своё первое ведическое кафе?

- Первое своё кафе я открыл в Торонто в 1977 году. Открытые мною рестораны есть в Израиле, Казахстане. В Казахстане сегодня вегетарианство становится всё более популярным. В январе я участвовал в открытии вегетарианского ресторана в Стамбуле. Пару лет назад мы открыли два ресторана в Будапеште.

- Ведические кафе, рестораны, вегетарианство, духовный путь – в этом что-то есть…

- Мы видим, что вегетарианство в наше время становится могучей силой. Мы живём в век, когда в мире происходит много всего. И многие задаются вопросом, что же они делают для экологии и всё больше понимают, что происходит с экономикой в мире. Вегетарианство – это направление, которое даёт решение проблем в экологии. Оказывается, газ, который используется для отопления – метан, используется и на скотобойне. И многие учёные беспокоятся, что если ничего не изменится, то наши потомки будут жить в очень плохих условиях.

- То есть мы сами создатели того, что ждёт наших потомков в будущем?

- Недавно я путешествовал по Бразилии и видел, как каждую секунду в языках пламени пожара погибали гектары амазонского леса. А этот лес производит основную часть кислорода для нашей планеты. Люди сжигают его, чтобы освободить площади для выращивания сои. Выращенная соя используется на корм скоту, который позже забивается на мясо. К примеру, чтобы сделать один гамбургер, требуется 1000 килограмм сои. А сколько людей можно накормить этим количеством сои. Популяризируя вегетарианство, мы пытаемся привлечь внимание людей к тому, как нужно относиться к матери земле. Люди в вегетарианском сообществе создают целые движения, чтобы спасти землю. В Татарстане у меня много друзей вегетарианцев. Речь об открытии здесь вегетарианского кафе велась очень давно, и я рад, что смог в этом поучаствовать.

- Так кто же вы? Религиозный деятель или ресторатор?

- Я и то, и другое. Я – учитель и я – бизнесмен. У людей должны быть определённые принципы, в соответствии с которыми мы живём. И если человек занимается бизнесом, он должен его основывать на определённых принципах. И я не думаю, что человек, обладающий религиозной верой, не может заниматься бизнесом. Я не вижу противоречий между двумя этими вещами.

- Вы много путешествуете по России, Европе. Какой из городов произвёл на вас большее впечатление и где вас лучше всего принимали в роли учителя?

- На вопрос о городе я отвечу с двух точек зрения. На востоке Индии есть очень древний город Вриндаван (город, известный как «вечно открытые Врата Неба»). И когда я посетил его в 1977 году, я ощутил глубокое духовное ощущение любви. С другой точки зрения, что касается западного мира, то в Южной Африке есть город под названием Кейптаун. Это очень красивый город, в центре которого стоит гора, и когда я приезжаю в этот город, обязательно по канатной дороге добираюсь до вершины этой горы.

Второй вопрос сложен – меня во многих местах принимали очень тепло. В мой последний визит в Москву, например, на наше собрание собралось больше 1000 человек, мы провели совместную сессию медитации. И порядка 60% присутствующих такой опыт уже имели. Остальные попали на подобное собрание впервые. Мероприятие длилось около 4,5 часов, и прошло очень хорошо. Я должен быть с вами честен – мне больше нравится находиться в странах бывшего СССР, чем на западе. Люди в этих городах гостеприимны и подобного гостеприимства не встретишь в западном мире. И это факт.

- Ваш дед был проповедником в Африке, отец – музыкальным менеджером. Почему вы выбрали именно этот путь? Ведь вы могли выбрать тот же путь, что ваш дед или остаться в родном Мемфисе, занимаясь музыкой.

- Я чувствую, что отец и дед заронили семена веры в мои душу и сердце. Мой дед был очень духовным человеком. Не просто член какой-то религиозной веры, а именно духовный человек. Когда он приезжал из Африки, много времени уделял общению со мной, и я на деле представлял, что есть настоящие духовные качества. И когда я был молодым и встал на религиозный путь, мой дед одобрил это. Мой отец был продюсером, менеджером Элвиса Пресли, Джонни Кэша, Роя Орбиссона. И когда я был маленьким, они все были моими старшими братьями. И это тоже наложило на меня отпечаток, и пение стало частью моей жизни. Когда я стал практиковать пение, как медитацию, это всё проявилось. Ребёнком я дружил с Элвисом Пресли.

- Каким он вам запомнился и чему вы у него научились?

- Элвис был по-настоящему хорошим человеком. Джонни Кэш был такой нервный человек, и он всю свою жизнь употреблял наркотики. Я помню, что когда он был молодым, он всегда был каким-то странным. Рой Орбисон был джентльменом и мягким человеком. Его самая популярная песня «Oh Pretty Woman» и в 60-е годы он был очень известен. Джерри Ли Льюис был сумасшедшим. Когда мне было лет 7, он пришёл в наш дом. Это был жаркий воскресный день, и мы играли во дворе. Он зашёл в дом, где мои родители пили пиво, посмотрел на мою мать, (а они были примерно одного возраста, и он всегда называл её «мама») и сказал: «Мама, откуда у тебя белые волосы?». Она пошла в ванную и принесла ему краску для волос. И он попросил: «А сделай и мне так же!». С тех пор он был известен как яркий блондин.

Элвис был мягким и приятным человеком. Я помню, что я был как его младший брат. И когда я сейчас езжу в гости к своей маме, она вспоминает, что он всегда любил меня. Он всегда улыбался, был приятен в общении. Я лишь один раз видел его разгневанным. Как-то он пришёл в дом моих родителей и предложил мне поехать вместе с ним в «Лунапарк». И там есть такой аттракцион, когда берёшь мячик, кидаешь его в бутылку и разбиваешь её. В качестве приза там раздавались маленькие медвежата. И был ещё приз в виде огромного медведя. Элвис посмотрел на него и сказал, обращаясь ко мне: «Хочешь этого медведя?». Я ответил: «Да, хочу! Дай его мне!». Он взял мяч и разбил бутылки, а затем посмотрел на рабочего аттракциона, который принёс ему маленького медведя. Но Элвис сказал: «Нет, давай мне большого!». Рабочий ответил, что он не может его получить. А Элвис продолжал настаивать: «Дай большого медведя!». Они долго препирались и, наконец, Элвис подошёл к этому парню и схватил его за воротник. Медведя нам дали. К сожалению, дети всегда теряют свои игрушки, и если бы тот медведь у меня сохранился, я бы давно уже стал миллионером.

Через несколько лет он начал сотрудничать с другим менеджером – Томом Паркером. Том не разрешал Элвису выступать на концертах, вовлекая его лишь в студийные записи и съёмки в фильмах. Но в 70-х годах он иногда позволял Элвису выступать в Лас-Вегасе и на первое такое шоу Элвис пригласил моего отца. Мой отец приехал в Лас-Вегас, они встретились с Элвисом после концерта и первое, что Элвис спросил у отца, было: «Где же твой сын Шон?». И мой отец ответил, что я встал на путь йоги и проповедую Харе Кришна. Элвис спросил у него: «Харе, что…» и тогда мой отец стал рассказывать ему про Харе Кришна. Он сказал ему, что это хорошие люди, ведут чистый образ жизни, они не курят, не принимают наркотиков. Элвису стало интересно. Но, к сожалению, мы с ним больше никогда не встретились. Это был великий человек. И у него волшебный голос. До сих пор, даже в наше время, я встречаю людей, которые с ума сходят по Элвису.