jav-pop.net

Облако тегов

 

Посвящается Гуру Махараджу Шриле Ниранджана Свами

Как часто я, одна оставшись, слезы лью.

Как часто я от тяжких мыслей устаю.

Мне нужен мир, который был бы прост и мил,

Спокойный и непринужденный мир.

 

Приходи, мой друг, услышь нас!

Харе Кришна Харе Кришна

Добротой тебя одарим

Кришна Кришна Харе Харе

 

С мольбой принять я обращалась в сотни мест,

И вот как знать какой судьбой осталась здесь.

Меня здесь ждут, меня поймут, меня простят,

Пускай другие что-то говорят.

 

Приходи, мой друг, услышь нас!

Харе Кришна Харе Кришна

Добротой тебя одарим

Кришна Кришна Харе Харе

 

Я прихожу в твою обитель, мой Господь,

И нахожу, что так прекрасен твой народ.

Он хочет жить без страхов и не зная зла,

Такую жизнь я, кажется нашла.

 

Приходи, мой друг, услышь нас!

Харе Кришна Харе Кришна

Добротой тебя одарим

Кришна Кришна Харе Харе

 

Мой Бог, теперь, когда Ты знаешь обо мне,

Открой мне дверь в тот мир, где я была во сне.

Ты мне позволь упасть цветком к Твоим стопам,

И может быть навек остаться там.

 

Приходи, мой друг, услышь нас!

Харе Кришна Харе Кришна

Добротой тебя одарим

Кришна Кришна Харе Харе

 

Автор: Падма Деви д.д. г.Запорожье


Я под воду медленно иду.
Эта жизнь поставлена на карту.
Я читаю джапу на ходу.
Скорость заменила Маха-мантру.

Внятности лишенные слова.
Взгляд то в зеркала, то на дорогу.
В бытовых проблемах голова.
Трубка телефона вместо Бога.

Мне гореть, наверное, в аду,
Раз молиться, кротко не пристало.
Я читаю джапу на ходу.
Вечные мученья маргинала.

Все вайшнавы, отойдя от сна,
Без опустошения и страсти
Сердцем воспевают Имена…
Я лишил себя такого счастья.

Снова ум прокрутит ерунду.
Снова мысли соберутся в стаю…
Я читаю джапу на ходу.
Это все равно, что не читаю.

Денис Казанцев

 
Это бывает на полнолуние, когда луна становится круглой, ясной и лоснится на темно-синем небе, испуская нежное сияние на землю. Все словно замирает в ожидании чудес. Даже облака покидают небесные просторы. А звезды, похожие на осколки хрусталя, начинают сверкать с какой-то особенной притягательной силой, приковывая взор к небесам. И если не пропустить этот момент, то можно пережить восхитительные ощущения.
 
И вот откуда-то, грациозно взмахивая резными словно кружева крыльями, спускается птица чакора и важно усаживается, едва покачиваясь, на ветке сандалового дерева. Она, как завороженная, смотрит, не отрывая своих глаз, на луну. В какой-то момент чакора незаметно начинает пить нектар лунных лучей и, насладившись им вдосталь, заводит волшебную песнь о красоте и сладости луны.
 
Пока чакора воспевает красоту луны, вниз по лучам небесного светила спускается лунный пастушок на весь залитый серебром ночного света луг. Его стопы едва касаются земли, он словно плывет над лугом, благоухающим ароматами ночных цветов. Каждая травинка, каждый цветок словно склоняется перед ним, обнимая и лаская его стопы, омывая их росой и своим нектаром. Даже сама земля словно затаивает свое дыхание и, кажется чуть-чуть вздрагивает. Он очень юн и прекрасен.  В свете лунных лучей видно, как на его шее поблескивает жемчужное ожерелье, а в темных кудрях волос мерно покачивается павлинье перо. Когда он начинает играть мелодию на своей чудесной флейте, в воздухе разливается благодать наслаждения и умиротворения. Даже птицы умолкают, чтобы не помешать чарующей мелодии скользить над лугом, достигая самого леса. Цветы на деревьях, впитывая этот нектар звуков, начинают еще больше источать сладостный и пьянящий аромат.
 
Вслед за пастушком из лунного сияния словно из тумана проявляются очертания лунных коров. Они становятся все четче. И вот уже можно различить их изящно изогнутые рога, все посеребренные и украшенные драгоценными камнями. На их шеях красуются гирлянды из цветов небесной красоты. Они ступают грациозно и медленно, даже не сминая своими сверкающими копытами траву луга. Их бока белые гладкие ровные с красивыми узорами черных пятен, а их вымя полны молока. Послушные мелодии флейты пастушка, они смотрят на него своими добрыми и ласковыми глазами, наполненными любовью и нежностью. Лунные коровы склоняют свои головы туда, где его стопы коснулись земли: в тех местах трава становится сладостнее, сочнее и приятнее. Насытившись вдосталь этой травой, они дают молоко, наполненное любовью и умиротворением. 
Человек, вкусивший такого молока, успокаивается и обретает радость в самом центре своего сердца, печали и невзгоды улетучиваются, сомнения растворяются, ум очищается, а сердце исполняется любви. 
 
С рассветом Луна бледнеет и стыдливо прячется за горизонт, забирая с собою свои тайны. Чарующие неземной красоты образы пастушка и лунных коров тают под лучами просыпающегося солнца. Звук флейты постепенно стихает, а пастушок и коровы снова возвращаются в небесные сферы, оставив на земле едва различимые следы. В воздухе еще некоторое время витают обрывки чарующих мелодий, запах сандаловой пасты, а на губах словно остается сладковатый привкус лунного молока. Сердце с трепетом начинает снова ожидать встречи с лунным пастушком. Птица чакора, печально оттолкнувшись от ветки, улетает в неизведанные человеком места, чтобы вновь вернуться на этот луг к следующему полнолунию и испить лунного нектара. 
 
Автор Юлия Чмелева, 08.11.2014
 
 
Улыбка Ваша - как награда 
За череду холодных дней.
Мы не встречались, Прабхупада,
Но Вы мне будто всех родней.
 
Вы завернули сердце в чадар
Своей заботы и любви -
Скажите, Шрила Прабхупада,
Как это сделать Вы смогли?
 
Теперь тяжелые минуты
Могу с улыбкой я сносить -
Посланник Божий с "Джаладуты" 
Сумел мне к счастью путь открыть.
 
Я перед ним зажгу лампаду
И на колени опущусь:
Скажите, Шрила Прабхупада,
Быть может, Вам я пригожусь?
 
Богатств и славы мне не надо -
Я не умею их копить.
Так жить, чтоб Шрила Прабхупада
Доволен мною мог бы быть,
 
И позже, на пороге Дома,
Куда он всех и звал, и вел,
Услышать голос вдруг знакомый:
"Как счастлив я, что ты дошёл"...
 
Смиренный не насытится служеньем,
завистливый – успехами врагов,
тщеславный – заурядным положением,
а языки огня – обильем дров.
 
Блудливый не насытится женою,
и славою не будет сыт гордец,
река – ручьём, а океан – рекою,
меч – ранами, познаньями – мудрец.